«Мы не обязаны вносить 21 млн на депозит суда» — Владимир Фриске

PDFПечатьE-mail

Защитники настояли, чтобы дело рассматривалось в закрытом режиме, и прессу в зал не допустили.

Защитники настояли, чтобы дело рассматривалось в закрытом режиме, и прессу в зал не допустили.

Тогда они потребовали предоставить информацию о полной сумме пожертвований, собранных Русфондом на лечение Жанны.

Но ходатайство Русфонда было удовлетворено.

В ответ юрист семьи эстрадной певицы сообщила, что это совсем не означает, что была совершена растрата. Родных Жанны попросили предъявить выписки с ее банковского счета, но это условие родители покойной не выполнили. Юристы Русфонда, в свою очередь, заявили, что деньги якобы были переведены на другой счет, а потом обналичены.

«Процесс движется качественно. Два моих юриста подали встречный иск». По некоторым данным, пропало около 21 млн. руб. А после смерти эстрадной певицы, оставшаяся сумма после оплаты лечения за границей, была отправлена на счет Жанны (закон не дает возможность фондам дольше года держать на собственных банковских счетах целевые пожертвования). Совещания будут идти долго, может быть, на протяжении года. Было также предложено произвести оценку стоимости наследства Фриске, однако юристы отца эстрадной певицы Владимира Фриске выразили разногласие. Думаю, все завершится в результате качественно. Это можно рассмотреть в качестве обеспечительных мер в процессе продолжения судебных заседаний. Если средства не будут переведены, может быть арестовано имущество Жанны Фриске. Мы никому ничего не должны. «Рано либо поздно все встанет на свои места», — считает отец Фриске.

Дело о «деньгах Фриске» начнут рассматривать по существу

Finland inotur picma